Повторно замуж за … своего мужа

Повторно замуж за … своего мужа

Повторно замуж за … своего мужа.  – Я бы никогда не простила мужу, если бы он мне изменил …
– А я даже не знаю, как бы поступила, потому что не представляю себя в унизительной роли покинутой …

Так рассуждают некоторые женщины, считая измену любимого мужчины – страшным, что могло бы произойти в их жизни. Есть и “компромисные” взгляды. Женщины, которые прожили в браке не одно десятилетие, даже не прибегая к наблюдениям психологов, сами хорошо знают о тех кризисных периодах в жизни мужчин, когда “все может быть”.

А вот прощать ли, прощать? По этому поводу пришлось услышать очень мудрое: “Мы хитрые, умные, знаем себе цену, пока в семье все благополучно. А как появляется соперница, то все, оказывается, не так просто. И трудно сразу “обрубить”, когда любишь человека, когда дети растут”.

Так говорила Любовь Федоровна, которая пережила и “неблагополучия в семье”, и все горькие моменты, связанные с тем, что муж ушел к другой женщине и она знала как вернуть мужа . И которая через шесть лет, по сути, второй раз вышла замуж за своего мужа.

… Тяжелое испытание пришлось на начало их семейной жизни, когда Люба чуть не потеряла Николая, когда он был уже одной ногой, как говорят, в могиле. Тогда, в начале семидесятых, они еще жили в родном селе Люби, Киверцовского района. Николай таксовал в Луцке.

Планировали перебраться вскоре в областной центр. Но вот однажды вечером кто-то постучал в окно. Прислонившись к стеклу, Люба услышала голос: “Откройте, у вас большая беда!”. Открыла дверь. Зашел односельчанин, которому позвонили об этой беде, и говорит: “Вашего мужа очень кто-то избил. Он сейчас в Киверцивской больнице … “.

Люба бежит через поле к матери Николая. Они вместе с ней едут в Киверцы. Заходят в больничную палату и ужас – Николая не узнать. Это уже потом человек рассказывал, как все произошло. Избили его, остановив машину, какие-то незнакомцы за селом Озерцо. Били зверски.

Врачи насчитали тринадцать ран – следов от кухонного молотка для отбивных. Избили и выбросили. Машину забрали для своих воровских “гастролей” по магазинам. Придя в себя Николай, начал ползти. Дополз до какого-то мелиоративного канала. Слышит – собака лает. “Господи, помоги мне”, – мелькнула мысль, и снова – потерял сознание. На тот лай люди с ближнего дома вышли. Они его и завезли в больницу.

У Николая в нескольких местах был пробит череп. И если бы не опытный врач из областной больницы Выговский (это фамилия Люба никогда не забудет), то вряд ли он выжил. Когда Выговский пришел к Николаю по просьбе родных, изуродованный молодой человек схватил его за руку и сказал: “Папочка, я так хочу жить”.

Читать далее
Детская обувь для лета

– Сделайте ему операцию, – это уже Люба умоляла врача, этого старшего мужчины, которого Николай назвал папулей. – Вы же видите, как он хватается за жизнь.

И хотя многие считали, что Николая уже нельзя спасти, Выговский взялся оперировать. Четыре часа длилась операция. А Люба в это время стояла под дверью операционной и молилась Богу. Она не плакала – слез уже не было. Только надеялась, что когда человек по-настоящему верит в Бога, то он слышит его слова, мысли и поможет. Ее поднимали с колен, а она говорила: “Не трогайте меня”.

Наконец Николая повезли на каталке в палату. Вышел из операционной врач. Он был такой уставший, что сразу Люба не осмелилась его расспрашивать. Только взглянула на него, он перехватил ее взгляд и сказал: “Дорогая, одна надежда – на Господа”.

Три недели Люба сидела у постели Николая. С ложечки кормила, пока не пошло на поправку. Где-то через полтора месяца мужа забрала домой. Правда, выписался он из больницы уже с группой инвалидности. Это сейчас некоторые даже ищют блат, чтобы группу оформить.

А тогда, во всяком случае для Любы, такой вывод прозвучал как приговор о нетрудоспособности, неполноценности мужчины. После больницы Николай был совершенно бессилен, потому что очень много крови потерял. Но так как они свое хозяйство – свое молочко, масло, яйца, то мало-помалу поправлялся. А Люба то бычка выкормит, то кабанчика – денег насобирали, купили старенький “Москвич”.

“Ты таксистом, знаешь, как можно заработать копейку, – говорила мужу, – попробуй подзаработать на своей машине”. И этот старенький “Москвич” действительно выручил.
Поскольку Николай стал инвалидом, работая в таксопарке, то ему пообещали обеспечить в Луцке жильем. Поставили на очередь. Но Люба увидела, что на этой очереди можно стоять лет двадцать, если не добиваться своего.

И однажды она с детьми (в то время у них были и дочь, и сын), по подсказке своего знакомого, самовольно поселилась в квартире нового дома. Это было в конце зимы. К маю их никто не трогал. А когда потеплело – выселили как нарушителей закона.

Сколько стоит построить дом?

Сколько стоит построить дом? Жизнь в собственном доме для многих остается заветной мечтой, особенно для обитателей многоэтажек в спальных районах мегаполисов.
Сколько стоит построить дом

Это еще одна история, как с дочерью, которой было четыре года, и сыном, которому исполнилось пару месяцев, Люба отвоевывало квартиру, которую, как она говорила, Николай заработал своей кровью. В один прекрасный день получила же ордер на однокомнатную квартиру. “Есть природный газ, есть кухня и комната, – сказали ей.

Читать далее
Цитрусовые в кулинарии

– А дальше семья стоит в очереди на лучшее жилье”. Свою трехкомнатную квартиру они получили в районе ГПЗ, когда детки подросли. Казалось, только жить. Собрались на новую машину – по льготам Николай приобрел “Жигули”. Стал больше зарабатывать. Но почувствовала Люба, что некая “черная кошка” пробежала между ней и Николаем. В душу закралась неприятная мысль, что она (и, которая вытащила мужа с того света, сидела у него и с ложечки кормила!) Нелюбимая ему.

Они не ссорились. Тем более Коля не поднимал на нее руку. Но Люба чувствовала, что у него появилась другая женщина.

Навсегда запомнится Сочельник одного года. Люба приготовила всего. Села с детьми возле праздничного стола. Ждут отца. Совесть не позволяла без него попробовать даже кутью, так как он – глава семьи. Дети в этом ожидании начинают засыпать за столом. Так и ложатся, НЕ поужинав. А утром: “Мама, мы же кутю не ели! .. А где же наш папа? “.

А папа пришел поздно, уже ему не до ужина было. Наутро Люба не выясняла отношения с мужем, а шла в церковь. Так было не один год. Семья якобы и сохранялась, у детей был отец, пока тайное не стало очевидно, и уже Николай не скрывал своей двойной жизни.

Люба снова спокойно, без ссор говорит мужу: “Если ты кого-то, то иди. Мы с детьми как-то проживем. Не хочу, чтобы они видели такой стыд “. При ее отношении к семье, к тому, каким она представляла семейную жизнь, это был большой стыд. А еще ей было очень больно, когда вспоминала больницу, операционную, больничную палату и едва живого Николая …

И Николай пошел же из дома совсем. Произошло это в девяносто девятом, когда дети выросли, дочь внуков подарила. Каждый жил своей жизнью. Вроде и боль утихла. А в конце 2002 года Люба получила повестку в суд. Николай подал на развод. “Как я в таком возрасте пойду в суд? Как я услышу от Николая, что стала ему мила? “, – Насели мысли.

Подумала, помолилась Богу и решила с его помощью, как сделать, чтобы на судебное заседание не появляться и не смотреть уже на чужого мужа. Написала заявление на имя председателя суда: “Мы обычные, а Бог развода не дает, потому что грех (“кого Господь соединит – того да не разлучит “). Но в связи с тем, что мой муж женится и ему срочно требуется развод, я даю согласие на это … “.

Будто кто-то диктовал ей эти слова. Одни плачут, как идут в суд, а она с легкостью занесла свое письмо, которого, по его поручению, должны зачитать на суде. В день судебного заседания, правда, победила женское любопытство. В одном из магазинчиков возле здания суда Люба стояла у окна и смотрела, ожидая, когда Николай будет идти.

Читать далее
Как спасти от жары сухую кожу?

Увидела, как он идет гордо, держа под руку “ту другую” женщину, еще раз убедилась, как правильно сделала, что не пошла на суд.

В имя “Любовь” женщина вкладывает особый смысл. Ей кажется, что любовь в самом широком смысле этого слова, помогает жить. Благодаря любви к ближнему, благодаря большому всепрощению и терпению, как ей кажется, случилось то, что случилось. То, на что она и не надеялась. Сначала были телефонные звонки. Николай якобы с сыном хотел поговорить. Но речь уже не о сыне была, а скорее о здоровье его и ее.

“Сердце что-то подводит”, – говорил Николай. “И я стенокардией”, – отвечала Люба. “Что тебе – ты дома, у тебя квартира. А у меня ничего нет … “. “Если нет, – удивляется Люба. – У тебя есть квартира. Она заработанная твоей кровью. То наша квартира “. А он на это: “Но ты меня не примешь? ..”.

Люба не прибеднялась, не звала Николая к себе, хотя почувствовала, что он в новой семье уже не нужен. Только говорила: “Квартира у тебя есть – три комнаты. Приходи, в любую поселяйся, но мы не можем жить как муж с женой, потому разведены. А что будет сварено, то тем, чисто по-христиански, я с тобой поделюсь “.

В таких телефонных разговорах прошли лето, осень. Однажды Николай позвонил и сказал: “Я сегодня иду к тебе жить – что ты мне скажешь? Я хочу жить с тобой, со своими детьми, внуками. Мне кажется, что я сейчас труднее больной, как тогда, когда ты стояла на коленях в больнице и молилась за меня.

Чего ты молчишь? “. “Я жду, что мне подскажет Господь, – говорит Люба”. “И я жду”, – слышит голос Николая. Комок подкатился к горлу, едва не заплакала, едва смогла сказать: “Мне Господь говорит, чтобы ты пришел …”.

Еще часа не прошло, как Николай был у нее. “Удобно мне возвращаться или нет, – сказал, – но жизнь сложилась так, что я очень жалею. Каюсь, что ушел от тебя, от детей. Я наконец понял, кто ты в моей жизни … “. И стал на колени.

Поцеловал Любу, говоря: “Прости мне …”. И она простила. И ей кажется, что они только вчера поженились, что ничего плохого в их жизни не было. Будто Господь снова благословил, чтобы они жили вместе. И ей хочется сказать молодым, что можно простить человека, которого любишь. Надо ему простить.

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Повторно замуж за … своего мужа
×
Жми «Нравится», чтобы читать нас на Facebook